Павшие за Родину: Михаил Батраков


В преддверии великой даты — 65 годовщины освобождения Беларуси — мы вновь обращаемся к нашей истории, к годам военного лихолетья, вспоминаем тех, кто в ожесточённых сражениях отстоял свободу и независимость родной земли. Подвиг, свершенный нашим народом в годы Великой Отечественной войны, является символом величия нации, примером любви к родной земле, преданности долгу. И сегодня он объединяет не только нас, белорусов, но и все народы постсоветского пространства. Не всем, кто шагал трудными дорогами войны довелось дожить до победы и разделить эту радость со своими близкими и родными. Но память о них и сегодня живёт в наших сердцах. Трое сыновей из семьи Батраковых сражались на фронтах войны, двое не вернулись с полей сражений. Михаил Батраков за мужество и героизм, проявленные в боях, был удостоен высшей воинской награды — звания Героя Советского Союза.

Родители героя жили в п. Новая жизнь Радужского сельского Совета. В посёлке было много молодых семей. Все трудились в колхозной бригаде. Григорий Сергеевич Батраков возглавлял бригаду. В селе он был человеком уважаемым, к нему всегда шли за советом. На слова он был скуп, но советы его были житейски мудрыми. Немало повидал он на своём веку, воевал ещё в Первую мировую. Не раз приставали деревенские мужики, чтобы рассказал Егор (так звали его в деревне) и про царскую войну, и про то, как награду получил. На откровенный разговор Егор Сергеевич шёл не часто. Да и сыновей своих учил больше делом. Семья была большая и трудолюбивая, подрастало пятеро детей и они ничем не огорчали. Ходили в школу, а летом работали в колхозе. К труду привыкали с раннего детства. Григорий Сергеевич был отцом строгим и требовательным. Нина была единственной девочкой в семье, и мать, Анастасия Ивановна, старалась её оберегать. Мальчикам труд не помеха, считали родители. И потом, когда жизнь ставила в тяжелейшие ситуации, дети с благодарностью их вспоминали.

Накануне войны старший из сыновей — Николай — уже завёл свою семью. В 1940 году окончил курсы шофёров Михаил, работал на строительстве аэродрома в Гомеле. Подрастали Иван, Василий и Нина. Казалось, всё складывалось к лучшему.

Лето 1941 года перевернуло их жизнь, как и жизнь миллионов советских семей. Анастасия Ивановна встретила войну без мужа — он сопровождал колхозное стадо, которое перегоняли в другую область. Ответственность за семью легла на её плечи.

Михаил по-прежнему работал на строительстве аэродрома. Спешили, никто не мог и подумать, что Красная Армия будет сдавать одну позицию за другой. В июле были приняты первые самолёты. Но радость оказалась недолгой, вскоре вражеские бомбардировщики разгромили аэродром. Михаил при этом получил ранение в ногу. К счастью, рана быстро заживала, и через пару недель его проводили на фронт.

Военные дороги привели нашего земляка в город Орёл, где шло формирование воинских частей. Среди этой военной сумятицы Михаилу суждено было встретиться с отцом. Пару часов отец и сын провели вместе, а потом их военные дороги разошлись. Это была их последняя встреча. Немало пришлось помытарствовать Григорию Сергеевичу по дорогам войны, пока вернулся в родную деревню.

В Орле Михаил был зачислен в бронетанковое училище и отправлен в г. Майкоп. Там он подружился с украинцем Иваном Матвиенко, который стал настоящим боевым другом, с которым разлучила только смерть. Учёба шла по сокращенной программе. Враг приближался к Майкому, и вскоре курсанты были отправлены на фронт.

Выпускников училища, среди которых был Михаил Батраков, бросили на ближайший участок фронта. Молодой лейтенант отличился в первом же бою. Две пехотные роты противника при поддержке четырёх самоходных пушек предприняли контратаку. “Не бывать этому!”, — решение обойти главные силы противника с фланга пришло молниеносно, и расчет оправдался. Огнём и гусеницами танков уничтожал врага взвод под командованием нашего земляка. За этот бой лейтенант Михаил Батраков был награждён орденом Красной Звезды.

Вскоре он получил звание старшего лейтенанта и был назначен командиром танковой роты. Хотелось написать обо всём домой, рассказать, как он громит врага. Но Гомельщина была оккупирована. Тяжело становилось на сердце при мысли о доме. Как они там — мама, сестра, братья?

А им тоже было нелегко. Эвакуироваться семья не успела. Остановились в д. Залипье, на родине Анастасии Ивановны. Вскоре в их жизнь вошло страшное слово “Облава!” Без документов каждый день становилось всё опаснее. Чудом уцелел старший из сыновей Иван во время одной из таких облав, когда подростков угоняли в Германию. Благо картошка в тот год уродила высокая. По-пластунски пробирался он в междурядьях к лесу. Над головой свистели пули, вокруг крики, стрельба. Как и многие беженцы, не успевшие эвакуироваться, семья возвратилась в родной посёлок.

Старший сын Николай стал участником партизанской борьбы, был связным. Посёлок Новая Жизнь и близлежащие деревушки, расположенные вдали от леса, ничем не привлекали внимание врага. Здесь собирал он продукты для партизан и необходимую информацию, пока кто-то не донёс в полицию. С тревогой ждали очередного появления Николая, к счастью успели предупредить. С тех пор он находился в отряде, в рядах которого вошёл в состав Красной Армии.

Ивану было уже шестнадцать. Вместе с друзьями мечтал он о том, чтобы бить врага в бою. А тут немецкая пушка расположилась прямо в саду. Она вызывала немалый интерес у подростков: “Вот бы пальнуть, напугать гадов!” Мальчишек схватили. К счастью, закончилось всё благополучно.

А Михаил тем временем продолжал громить врага. В феврале 1943 года он участвовал в тяжелейших сражениях на кубанской земле. Теперь он был в ответе уже за всю роту. В разгар боя на фланги нашей обороны вышли немецкие “тигры”. Выпускники Майкопского училища впервые столкнулись с такой техникой, но не дрогнули. Вскоре они убедились, что “тигры” тоже горят. Враг в панике отступал. Сражение на реке Кубань напомнило Михаилу “ледовое побоище”, о чём позже написал он брату.

В этом бою был подбит танк командира роты, сам он получил тяжёлое ранение. Его жизнь спасла медсестра Надя — тяжелораненого командира она вытащила с горящей машины, при этом получила ранение сама. Их вместе отправили в госпиталь города Кисловодска. За этот бой Михаил Батраков был награждён орденом Александра Невского. Надя за спасение командира была награждена орденом Красной Звезды. С тех пор их связала настоящая фронтовая дружба. В госпитале они сфотографировались вместе, позже эту фотографию Михаил отправил матери. Она и сейчас хранится в семейном альбоме.

Вернувшись в строй, он участвует в боях на северном Кавказе, в Крыму. И вновь ранение. Военная комиссия признала его годным к нестроевой службе на 6 месяцев. Один за другим ложились рапорты на стол военного комиссара — Михаил хотел вернуться в свою часть. Наконец, его просьба была удовлетворена. С необычайной радостью встретил он Ивана Матвиенко, их вместе отправили в Нижний Тагил за новыми танками. А потом часть Батракова вступала на территорию Белоруссии.

Как долго ждал старший лейтенант Михаил Батраков того часа, когда вступит освободителем на родную землю. Один за другим освобождались белорусские города. Наконец, Михаил узнал долгожданную весть — Гомель освобождён. Радости не было конца! Надеялся повидать родных, однако встреча не состоялась.

Шли тяжёлые кровопролитные бои за небольшой белорусский городок Оршу. Первой в него вошла особая гвардейская 120-я танковая бригада в составе которой сражались белорус Михаил Батраков и украинец Иван Матвиенко. На момент освобождения в городе осталось три тысячи жителей. Они встречали хлебом-солью своих освободителей. За освобождение Орши бригада получила почётное наименование “Оршанской”.

В составе этой бригады друзья завершили освобождение белорусской земли. Дальнейшие фронтовые дороги привели их на территорию Литвы. Здесь боевые товарищи проявили настоящую взаимовыручку, самоотверженность и героизм. Танковая рота под командованием М.Г. Батракова в тяжёлом бою прорвала сильно укрепленную оборону гитлеровцев на правом берегу Нёмана у г. Каунас, но во вражеском тылу ей преградили путь тридцать танков противника. Отважные танкисты отбили четыре вражеских атаки, уничтожили при этом 14 танков. Лично Михаил Батраков уничтожил 4 машины врага. Во взводе Ивана Матвиенко осталось только два танка, сам командир получил тяжёлое ранение, но на помощь пришёл Михаил. Он перетащил раненого друга в свой танк и продолжал наступление. За этот бой оба товарища были награждены орденом Красной Звезды и удостоены звания Героя Советского Союза.

Этой радостью Михаил уже мог поделиться со своими родными. Он также узнал, что на фронтах войны сражается старший брат Николай, призван в армию Иван. Особенно волновался за младшего, ведь ему только исполнилось восемнадцать. Решил, во что бы то ни стало, отыскать его.

Шли ожесточённые бои за каждый клочок литовской земли. Гитлеровцы превратили в опорные пункты каждую деревушку. За подвиги, проявленные в боях на литовской земле, Михаил был награждён орденом Отечественной войны 1 степени. Весть о подвиге лейтенанта Батракова разнеслась тогда по всей армии. Еще бы! Такое не часто случается! В разгар ожесточенного боя отказал мотор. Экипаж принялся устранять повреждение, и вдруг — немецкий танк. Танкисты решили ввести врага в заблуждение, а потому не стреляли. Вражеский танк приближался стремительно, видимо, рассчитывал на лёгкую добычу. Нервы напряжены до предела, всё рассчитано до секунды. Экипаж понимал друг друга с полуслова. Немецкие танкисты решили взять в плен танк, подошли вплотную. И вдруг — открывается люк, краткая схватка, и хозяевами немецкого танка стали советские танкисты. На немецком танке они стали буксировать свой танк в расположение бригады. В тот момент из-за пригорка показались ещё два немецких танка и спокойно направились следом. Опомнились, уже попав в расположение советской части, и сразу сдались в плен.

В августе 1944 года Михаил получил печальное известие — погиб старший брат Николай. Он сражался в составе 3-го Украинского фонта, погиб в бою в 26 лет. Особенно огорчало то, что у Николая осталось двое маленьких сыновей. Михаил успокаивал себя: “Вернусь, в обиду не дам!”

Словно заменил в строю старшего брата, с учебного подразделения прибыл на фронт младший Иван. Он сражался в составе 380-го артиллерийского полка, был наводчиком противотанкового орудия, затем командиром орудийного расчёта. Оба брата участвовали в освобождении г. Кибартай.

С восхищением смотрел артиллерист Иван Батраков на советские танки, которые проносились совсем рядом. Хотелось верить, что где-то там старший брат. Иван уже знал, что Миша также воюет в составе 3 армии 3 Белорусского фонта. Он гордился его подвигами и горел желанием увидеть. Списались, оказалось, воюют рядом, совсем рядом!

Михаил быстро решил вопрос встречи. Её назначили на 7 ноября 1944 года. Иван до мелочей описал, где находится землянка. Михаил обещал прийти с командиром полка и перевести брата в свою часть.

С самого вечера сжималось сердце Ивана при мысли о встрече, он так долго ждал этого момента, которому так и не суждено было сбыться. Военная судьба часто распоряжалась жестоко.

В ночь с 6 на 7 ноября часть, в которой служил сержант Иван Батраков, была отправлена на передовую. Досада разрывала сердце. И всё же верил он, что брат придёт, потому оставил в землянке свой котелок с надписью “И.Г. Батраков”. В котелок положил письмо, которое получил из дома.

Михаил прибыл в указанное время и отыскал землянку, нашёл и котелок с письмом, которое потом отправил брату в доказательство того, что был на месте встречи. А вскоре и Михаил занял новые позиции на фронте. К этому времени капитан Батраков был заместителем командира батальона по технической части.

Январь 45-го обернулся трагедией для семьи Батраковых. 16 января в бою за г. Кибартай погиб Михаил. Ему было 22 года. Не успели пережить смерть старшего Николая, а здесь новая беда. Как назло не приходили письма от Ивана. Не хотелось верить в худшее Анастасии Ивановне, судьба не могла быть настолько жестокой. А писем всё не было.

В конце января 1945 года Иван получил тяжёлое ранение и находился в госпитале. Ранение глаза не позволяло быстро написать домой. Он мечтал стать офицером как старший брат, хотел заменить его в строю, но последствия ранения закрыли для него этот путь. После выздоровления Иван был признан годным к нестроевой службе. Домой вернулся только в апреле 1946 года. Врачи предупредили, что тяжёлый физический труд может окончательно лишить зрения. Вот и определил его Егор Сергеевич учётчиком в бригаду. Однако, выдержал Иван только пару дней. Женщины с корзинами, а он с карандашом… Кому и что можно объяснить?! Позже парень стал работать в сельском совете, а затем в районном финансовом отделе. Учебу продолжал уже заочно, когда в семье было трое детей. Долгие годы он возглавлял финансовый отдел Ветковского райисполкома.

В январе 45-го перестала получать письма от Михаила Батракова медсестра Надя. Страдала, думала, забыл герой-танкист. Вот и война закончилась, а писем так и нет. Однажды Надя случайно открыла журнал, и сердце лихорадочно застучало — там была опубликована статья, посвящённая Михаилу. Это был уже 1973 год. Так, спустя годы, ей пришлось пережить смерть любимого. И всё же она отыскала Ивана, написала письмо. Хотелось с кем-то поделиться своей болью.

Не раз пытался Иван Батраков найти могилу старшего брата Николая. Сведения из архива были однозначными: “Старшина Николай Григорьевич Батраков пропал без вести в августе 1944 года”. Так и не узнали родственники, где похоронен их брат, муж, отец, которого им так не хватало в тяжёлые послевоенные годы.

Через всю жизнь Иван Андреевич Матвеенко пронёс память о боевом друге Михаиле Батракове. Сразу после Победы навестил семью боевого друга, рассказал о том, как воевали, о чём мечтали и как ждали победы. Отец героя, его братья Иван и Василий вместе с гостем побывали на могиле Михаила, привезли туда горсть белорусской земли. Их не раз приглашали на встречи однополчан. Тепло и радушно встречало родных погибшего героя руководство литовского городка Кибартай, где похоронен Михаил.

В начале 70-х братьев и сестру героя встречал в Киеве Иван Матвеенко. За праздничным столом было место и для Михаила, а на стуле висел его китель с боевыми наградами. Прошло столько лет, а боль не отпускала. Позже вещи Михаила были переданы в Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны.

В 70-е годы на могиле героя-земляка побывала делегация школьников Радужской средней школы. В её составе был и отец героя Григорий Сергеевич Батраков. Встречи с литов-скими школьниками прошли в Вильнюсе и Кибартае. Тогда, стоя у могил павших героев, литовские ребята учили своих новых друзей произносить: “Жюве уш Тевине”, что значит: “Павшие за Родину”.

Сегодня не просто попасть туда, где в ожесточённых сражениях на литовской земле стояли насмерть и погибали наши земляки. Давно ушли из жизни Анастасия Ивановна и Григорий Сергеевич, нет в живых братьев и сестры. Но хочется верить, что могилы воинов, похороненных вдали от родины, останутся священными местами для грядущих поколений. Для внуков и правнуков тех, кто учил когда-то белорусских школьников повторять: “Жюве уш Тевине”.

Одна из улиц Ветки названа именем Героя Советского Союза Михаила Григорьевича Батракова. Его имя носит Радужская средняя школа, там установлен памятник. Так увековечено имя героя на родине.

Ольга Кравцова, научный сотрудник музея битвы за Днепр (г. Лоев), племянница Героя.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.